Роль отца в формировании психологического благополучия женщины

Материал составлен на основе книги Линды Шиерз Леонард «Эмоциональная женская травма …».

«Каждую неделю ко мне в кабинет психотерапевта приходят женщины,  страдающие из-за психической травмы. У них слабое представление о своем  «Я», они предъявляют жалобы на то, что у них не складываются   продолжительные близкие отношения с другими людьми или нет доверия к  миру вообще; это мешает им нормально жить и работать. Внешне эти   женщины кажутся вполне успешными — среди них достойные бизнес-леди,   довольные домохозяйки, беззаботные студентки, разведенные и при этом   очень уверенные в себе женщины. Но за внешним покровом успеха и мнимой   удовлетворенностью у них скрывается травмированное «Я» и вместе с тем глубокое отчаяние, чувство покинутости и одиночества, страх быть отвергнутой,  гнев и слезы. Многие из них получили психическую травму еще в детстве из-за  нарушения отношений с отцом.  Это могло случиться, если отношения с родным отцом не сложились, или же   социальная атмосфера, порожденная патриархальным обществом, создала  образ «плохого отца», ибо в наших традициях и культуре заложено обесценивание фемининности и связанных с нею ценностей. Во всяком случае, образ женской идентичности у этих женщин часто искажен, их связи с маскулинностью нарушены, и в их деятельности часто возникают определенные трудности».  Цит. по Линда Шиерз Леонард, «Эмоциональная женская травма …»

Л.Ш.Леонард отмечает, что отцовско-дочерняя травма является не только событием, произошедшим в жизни той или иной конкретной женщины. Вместе с тем — это состояние нашей культуры. Всюду, где существует авторитарная патриархальная установка, которая обесценивает  фемининность, низводя ее до совокупности ролей или качеств, сложившихся не на  основе собственного опыта женщины, — там обнаруживается подавление отцом дочери  на коллективном уровне.

 «Независимо от уровня, на котором происходит родительско-дочерняя травма: на  индивидуальном, культурном или на том и другом, — она является главной проблемой для  большинства современных женщин. Одни женщины стараются избежать проблемы, не  желая работать над собой и продолжая открыто осуждать своего отца или всех мужчин  вообще. Другие делают попытку не замечать проблемы и проживать традиционные роли,  навязанные обществом. Я убеждена в том, что истинная задача для современных женщин     заключается в том, чтобы открыть себя себе», — говорит Л.Ш. Леонард

Травма фемининности на личном уровне.

 На индивидуальном уровне существует много вариантов формирования травмы в отцовско-дочерних отношениях.

- Отец мог быть крайне слабым человеком и потому вызывал у дочери  чувство стыда;

- Или же он мог быть «отцом, которого нет», — из тех, что решают оставить семью, подобно мужчинам, которые «любят, но бросают». Причиной отсутствия в семье отца может быть также его смерть, война, развод или болезнь, — каждое из этих событий отлучает отца от семьи;

- Отец также может нанести травму дочери, балуя ее до такой степени, что   у нее теряется ощущение всяких границ, ценностей и авторитета;

- Он может бессознательно в нее «влюбиться» и таким образом привязать к  себе;

- Или же он может смотреть свысока на фемининность и обесценивать ее из-за того, что фемининная часть его собственной личности была принесена в жертву идеалам маскулинной власти и авторитета.

- Он может много трудиться, добиться немалых успехов в своей профессии, но при этом дома оставаться совершенно пассивным, не вовлекаясь в  отношения с дочерью, т.е. быть эмоционально отстраненным;

- Если дочь не ощущает присутствия в семье любящего и ответственного отца, который поощряет ее интеллектуальное, профессиональное и духовное развитие и ценит уникальность ее фемининности, то ее фемининной духовности наносится серьезная травма. Это нарушение связи между маскулинным и фемининным началом.

Роль отца в духовном и  эмоциональном развитии дочери

 — первая маскулинная фигура для дочери;

- на основе отношений с отцом формируется модель отношения к своей внутренней  маскулинности, а в конечном счете  и к реальным мужчинам. Он формирует ее  инаковость, ее уникальность и ее индивидуальность;

- помогает дочери совершить переход из защищенной домашней материнской сферы  во внешний мир, в том, чтобы совладать с внешним миром, справиться с конфликтами,  которые он создает.

- отношение отца к работе и успешности будет окрашивать и ее отношение к работе и успешности;

- традиционно отец определяет идеалы для своей дочери;

- он создает модель авторитета, ответственности, умения принимать решения,

объективности, порядка и дисциплины;

- некоторые отцы-Пуэры* не сформировали ощущение внутреннего порядка и  дисциплины, они становятся «неправильной» моделью поведения для своих дочерей.  Их внутренний цикл совершается только вокруг весны и солнца, у них отсутствуют  глубина и возрождение, которые приходят только после осени и зимы.

 * Puer aeternus (с лат. — «вечный мальчик») — один из юнгианских архетипов: ребёнок, который не желает взрослеть. Для этого архетипа присуще упорное нежелание принимать на себя ответственность, свойственную взрослому возрасту, своего рода неизбывный инфантилизм. Пуэрильность, как свойство личности, — личностная специфичность, которая определяется внутренним наполнением чертами регрессии на детский уровень личностного и психологического функционирования. Аналогии – инфантильность, синдром Питера Пэна, синдром Маленького Принца, англоязычный неологизм kidalt (сокращение от англ. kid — ребёнок и англ. adult — взрослый). Для описания данного свойства у мужчин используется понятия Пуэра, у женщин – Пуэллы.

ПУЭЛЛА И АМАЗОНКА В ПАНЦИРЕ

 Л.Ш. Леонард выделяет два противоположных паттерна, которые формируются вследствие нарушения в отношениях с отцом, —  Пуэлла  либо Амазонка в панцире.

«Вечная девушка», или Пуэлла, — это женщина, которая психологически остается юной девушкой даже в глубоко преклонном возрасте. Она остается зависимой дочерью, имеющей тенденцию принимать ту идентичность,  которую на нее проецируют другие. Тем самым она целиком отдает другим свою силу и  ответственность за формирование собственной идентичности. Очень часто она выходит замуж за  ригидно-авторитарного мужчину и становится воплощением образа именно такой женщины, которую  он хочет видеть. Зачастую она кажется невинной, беспомощной и пассивной и ведет себя соответствующе. Или же она может бунтовать, но в своем бунте она остается беспомощной жертвой, над ней довлеют чувства жалости к себе, беспомощности и пассивности, она не является хозяйкой  собственной жизни.

 

«Женщина в панцире амазонки»  (исполнение долга, сверхконтроль и жёсткость) так же отчуждена от  своего внутреннего феминного центра, как и «вечная девушка». По существу, большинство женщин эти два паттерна могут совмещать. Сначала проявляется  паттерн «панциря амазонки». Однако за ним скрывается испуганная маленькая девочка, которая то показывается, то исчезает, не имея возможности где-нибудь задержаться, привязавшись к какому-нибудь месту или человеку. Другие женщины поначалу ведут себя как очаровательные уступчивые жены, а затем становятся несговорчивыми, жесткими противниками в семейных схватках и поединках.

У большинства женщин присутствуют оба эти паттерна, время от времени один из них сменяется  другим.

 

 Исцеление дочерней травмы

 По мнению Л.Ш. Леонард, на индивидуальном уровне возможно только «внутреннее» прощение, ибо реальный  отец может быть уже мертв или закрыт для новых отношений. Однако это вовсе не  делает задачу менее важной. «Смерть — это конец жизни, но не конец отношений».  Отношение к внутреннему отцу все еще нуждается в трансформации. Иначе будут  продолжать действовать старые деструктивные паттерны, порожденные нездоровыми  отношениями.

 Первое, что нужно сделать для трансформации, — увидеть эти деструктивные  паттерны и то, как они влияют на жизнь женщины.

Второе — найти ценности, присущие отцу, ибо, если не установить контакт с его  положительными качествами, с этим аспектом психики будет потерян контакт, он не  будет интегрирован и затем станет играть деструктивную роль в жизни женщины.

 На культурном уровне для спасения и освобождения /архетипического мотива, образа/ отца также необходимо оценить  его позитивный и его негативный вклад. А для этого нужно изменить принципы,  управляющие культурой, чтобы и фемининность, и маскулинность обладали  уникальной ценностью и имели равное влияние на культуру.

otets-i-doch